Разное

Врач-онколог — деонтологические требования
(1 Проголосовало)
Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 

врач-онкологВедущая роль в осуществлении деонтологических принципов в онкологии принадлежит прежде всего врачу. Имеется в виду облик и поведение врача, его общая культура, умение держать себя на приеме и разговаривать с больным, тщательность обследования, полнота производимых исследований, убедительность заключения.

Первое деонтологическое требование — это безукоризненный внешний вид. Чисто выбритое лицо и тщательно причесанные волосы, свежая сорочка и хорошо сидящий костюм, чистые ботинки и коротко подстриженные ногти — таким должен видеть больной врача. За несколько тысячелетий медицина неизмеримо выросла, превратилась в передовую науку и ни в какое сравнение не может идти с медициной древних веков. Но взгляд на врача как на представителя медицинской профессии, отношение и требования к нему остаются неизменными на протяжении всей истории человечества.

Нельзя что-либо прибавить к той оценке врача, которую дает Гиппократ: «Врач должен иметь хороший цвет и быть в добром теле. Ведь если он сам не умеет хорошо за собой смотреть, то что же он может предпринять хорошего для других. Врач должен быть чистым и хорошо одетым, должен вести благопристойный образ жизни».

Представление о внешнем облике врача неотделимо от понятия о его культуре, хороших манерах, подлинной интеллигентности. Разумеется, это относится к любому врачу, но прежде всего к врачу-онкологу. Еще советский государственный и партийный деятель М. И. Калинин в своей речи на собрании Московского городского актива сказал: «Чем сложней, квалифицированней работа, тем большая требуется культурность. Культура нам нужна, как воздух, во всем ее широком диапазоне, т. е. от элементарной, необходимой каждому человеку, до так называемой большой культуры».

Культурный врач — это прежде всего чуткий, внимательный человек, заботливый и отзывчивый, ласковый и доброжелательный, спокойный и неторопливый, с хорошими манерами, человек высокого этического уровня. В книге Заслуженного врача Ф. М. Контского, посвященной вопросам взаимоотношения врача и больного, имеются такие слова: «Человечность... в этом многогранном слове комплексно соединяются чуткость и ласковость, отзывчивость, дружеская заботливость и слова утешения. Все это, конечно, должно входить в этический облик настоящего врача». И далее: «Врач — какое глубокое содержание заложено в этом слове. Какие светлые образы родятся при мысли о нем в том понимании, в каком облик его веками сложился в народе, где он, врач, так популярен».

Строить свою деятельность в соответствии с требованиями деонтологии может только врач, избравший свою профессию по призванию, по влечению души, человек с мягким сердцем и отзывчивой душой. Понятно, любую профессию надо любить, к каждой профессии надо иметь призвание. Но врачебная деятельность связана с больным и страждущим человеком. Врач призван оказывать помощь больному человеку, избавлять его от страданий, восстанавливать его трудоспособность, спасать от смерти. Разве может успешно все это выполнять врач, не любящий человека, свою специальность, работающий без призвания?

В наше время такой вопрос является тем более уместным, что ежегодно медицинские вузы нашей страны выпускают сотни врачей, из которых отдельные случайно избрали эту специальность. Мы знаем таких врачей, которые по окончании института по-настоящему полюбили свою профессию, сроднились с ней и стали лучшими представителями врачебного сословия. Но мы знаем также, что в каждом лечебном учреждении есть люди, равнодушные к своей работе, врачи-служащие, лишенные тех качеств, которые так нужны больному, врачи, которые называют свою больницу учреждением, куда надо вовремя приходить и по окончании рабочего времени спешно уходить.

Быть врачом по призванию, любить свою профессию — это значит любить человека, всегда стремиться помочь ему, переживать вместе с больным и радоваться его выздоровлению. «Не будет хорошим врачом тот, который не является хорошим человеком». Эти слова принадлежат известному польскому врачу-философу В. Беганьскому. Здесь приведены лишь несколько высказываний наших современников о моральном облике врача, о тех качествах, которыми должен владеть каждый врач для того, чтобы называться человеком с большой буквы.

Такого же мнения о профессии врача придерживались известные ученые-медики древних и средних веков. Например, слова Парацельса, сказанные им 400 лет тому назад: «Врач не смеет быть лицемером, старой бабкой, лжецом, легкомысленным, но должен быть правдивым человеком. Может быть, это идеал! Пусть, но это воздух, который нужен для больных. Сила врача — в его сердце. Величайшая основа лекарства — любовь. Это маяк, который манит к себе». Надо сказать, что и больные отвечают врачу тем же. Они верят чутким и искренним врачам и выполняют все их назначения.

Хорошо известно, что врачебная профессия немыслима без постоянного пополнения знаний. Точно так же, как человек не может существовать без воздуха и пищи, так и врач ощущает постоянную потребность в знакомстве с последними достижениями медицинской науки, с новыми открытиями, методами исследований, с новыми лечебными препаратами. Эти сведения врач черпает из многочисленных научных журналов, из выпускаемых ежегодно монографий и сборников. «Знания, которые не пополняются ежедневно, убывают с каждым днем». Эта мудрая пословица, родившаяся много веков тому назад, сохраняет силу и в наши дни. Совершенствование квалификации, накопление опыта, всемерное расширение кругозора, пристальное внимание к новым научным исследованиям, ежечасное стремление идти в ногу с наукой — вот те заповеди деонтологии, которые обязательны для врача-онколога.

Последние десятилетия ознаменовались значительными достижениями в лечении больных злокачественными опухолями. Если несколько десятилетий назад хирургический метод лечения являлся единственным, то в настоящее время онкология владеет сочетанными, комбинированными и комплексными методами лечения, включающими в себя различного рода химиотерапевтические, лучевые и гормональные воздействия. Если в первые годы организации онкологической службы сенсацией для научного мира было внедрение в практику одного-двух химиопрепаратов, то теперь онкологи пользуются в сочетании с другими методами десятками различных химиотерапевтических средств.

Разумеется, высокий этический уровень врача, его чуткость и внимательность, душевность и сердечность, чувство глубокого уважения к больному — условия, без которых немыслима никакая практическая деятельность врача и тем более врача-онколога. Но эти качества должны быть подчинены главной цели — стремлению помочь больному, спасти его или на многие годы отодвинуть роковой исход, облегчить страдания и сделать сносным его существование. Всего этого невозможно достигнуть без высокой эрудиции, постоянной работы над собой.

Врач-онколог не только обязан применить свои знания для распознавания болезни, для выработки наиболее рационального плана лечения, но и постоянно выполнять роль врача-целителя, избегать любого слова, которое может травмировать психику больного, и произносить только такие слова, которые бы помогли лечению. По утверждению выдающегося психиатра Г. И. Россолимо, «всякое страдание вносит в духовный мир человека такие перемены, которые меняют гармонию личности, а также и характер отношения к самому себе и ко всему окружающему. Поэтому врачу в своей деятельности приходится считаться со страдающим человеком как с особой психологической разновидностью».

Основная задача врача-онколога заключается в том, чтобы заставить больного поверить в излечение, заставить его лечиться и выполнять все назначения. Всему медицинскому миру известно, какой силой воздействия на больного обладал знаменитый С. П. Боткин. Его влияние на больных было исключительным и, как утверждал И. П. Павлов, поистине волшебным. Лечили одно только его слово, посещение, прописываемые им лекарства действовали безотказно. История сохранила свидетельства того, как безгранично верили больные Н. И. Пирогову, Рассказывают, какой силой воздействия на больных обладал И. П. Виноградов, как он умел в своей ленинградской больнице имени 25-го октября поднимать настроение больных, вселять в них бодрость и надежду, «Если больному после разговора с врачом не становится легче, то это не врач»,— так оказал В. М. Бехтерев.

К каждому больному нужен индивидуальный подход, каждому больному требуется своя доза, своя мера воздействия. И хотя цель у врача одна — вызвать у больного положительную реакцию — достигается она разными средствами. Для одних людей требуются особо убедительные доводы, чтобы заставить их поверить в возможность излечения. Для других достаточно двух-трех авторитетно произнесенных слов. С одними необходимо ласковое и мягкое обращение, других можно убедить только суровостью и категоричностью заключения.

Разумеется, врач всегда должен оставаться врачом, и все его действия, касающиеся распознавания и лечения, должны быть строго продуманы и научно обоснованы. Но тактика врача, его поведение, его личный контакт с больным в зависимости от характера больного, уровня его культуры, тяжести заболевания всегда будут разными. Самое трудное для врача заключается в том, что он общается с одним и тем же больным много недель и должен все это время быть настолько внимательным, бдительным и настороженным, чтобы каким-нибудь неосторожным словом не обесценить ту трудную работу, которая уже была проделана, не подорвать с таким трудом завоеванную к себе веру больного.

Героиня романа С. Цвейга «Нетерпение сердца», страдающая полиомиелитом, поделилась с другом мучившими ее сомнениями: «Видите ли, раньше я верила доктору Кондору, он был для меня как бог. Но ведь всегда бывает так: сначала врач наблюдает больного, а потом, со временем, и больной врача. И вот вчера, когда он осматривал, мне показалось, что он просто разыгрывает комедию. Он был такой нерешительный, неискренний, совсем не такой сердечный, откровенный, как обычно. У меня было такое чувство, что ему почему-то стыдно передо мной. Мне показалось, будто с новым лечением не все ладно и он всего-навсего хочет меня успокоить...».

Так же, как опыт врача приобретается с годами, так и искусство обхождения с больным, умение убеждать его и находить нужные слова приходит со временем. Равнодушных к своей болезни онкологических больных нет. Есть только больные, желающие казаться равнодушными, чтобы скрыть свой страх, волнения и переживания. И врач должен это хорошо знать. Когда больной спрашивает: «Скажите, доктор, мне правду, не рак ли у меня?», врач должен знать, и понимать, что больной боится этой правды. Когда больной утверждает, что рак неизлечим, врач должен понимать, что больной сомневается в этом и ждет ответа на свои сомнения. Когда больной твердит, что он точно болен раком и что доктор все равно не скажет правду, врачу надо понимать, что больной ничего не знает и только хочет, чтобы врач рассеял его сомнения.

врач-онкологВрач, работающий в онкологическом стационаре, каждодневно должен очень пристально следить не только за динамикой болезни, но и за настроением больного, за его моральным состоянием. Упорная и длительная работа над созданием деонтологической обстановки в целом и устойчивое деонтологическое благополучие у каждого больного в отдельности могут быть нарушены каким-либо неожиданным событием или непредвиденным случаем, например смертью другого больного, неуместной болтливостью некоторых больных или посетителей, появившимся каким-либо новым симптомом. И снова врачу предстоит упорная, кропотливая работа по восстановлению должной обстановки в палате и настроения каждого больного.

Врачу на обходе, в кабинете или ординаторской задаются многочисленные вопросы, разные по содержанию, но одинаковые по сути и смыслу. Спросит ли больная, почему усилились выделения, или сообщит, что появились какие-то новые ощущения, покажет ли больной появившееся пятнышко на шее или скажет, что по вечерам у него повышается температура — за каждым таким вопросом следует улавливать скрытый смысл.

Врачу нельзя не ответить на любой, даже самый пустяковый вопрос, отделаться шуткой или ответить «не знаю». Все это не удовлетворит больного и заставит его еще больше углубиться в свои мрачные мысли. Врач обязан на любой вопрос ответить так, чтобы ответ звучал правдоподобно, серьезно и убедительно. По мере накопления опыта в сознании врача откладываются и множатся наиболее удачные и импонирующие больному формулировки, логично обоснованные ответы и объяснения, наиболее убедительные слова и фразы. Свое обещание устранить возникшие ненормальности врач обязательно должен (подкрепить каким-либо лекарственным назначением.

Деонтология требует, чтобы лечащий врач в процессе наблюдения за больным, даже в случаях прогрессирования процесса, поддерживал моральное состояние больного какой-либо уместной репликой или подчеркиванием положительного значения даже самого незначительного сдвига в состоянии здоровья. Необходимо только, чтобы врач действительно умел улавливать перемены и изменения в состоянии больного и подчеркиваемое им изменение к лучшему хоть в небольшой мере соответствовало бы истине.

Самое удивительное заключается в том, что настоящий врач-онколог, для которого деонтология не модное слово, а руководство к действию, способен убедить в благополучном исходе и своего коллегу, больного врача, даже если этот врач — видный ученый. На IV сессии Академии медицинских наук в 1947 году в Ленинграде профессор Е. Ю. Крамаренко с трибуны рассказал о любопытном эпизоде: один видный профессор, хирург, заболел раком желудка. Через год после «удачной» операции, произведенной его друзьями, он на научной конференции продемонстрировал «свой собственный» желудок, который ему коллеги показали после операции и который он увез с собой как сувенир. Профессор не знал, что ему была произведена паллиативная операция, а из гуманных соображений был отдан чужой резецированный желудок.